Lunch Break Julia Reaves Sexy Lesbian Feet Worship Drunk Huge Toy Fuck Doggystyle Alice Bell In Model House Beat Your Meat While We Tease You Joi Until Cum

... Но тут уставали от дела, а не от безделья. Когда мы представили, каких бы результатов могли достичь, если бы вот так пахали все 6 лет, то поняли, насколько нас портит Ташкент своей инертностью (при всей нашей любви к его своеобразному ритму и особому колориту) и отсутствием такой вдохновляющей атмосферы.

И Гузаль и Сухроб справедливо говорили об экзотичности нашей программы. Но необходимо помнить: помимо трех сочинений, которые мы по условию организаторов должны были привезти из своего репертуара, мы играли и два сочинения, написанные специально для участия Omnibus'а в Дармштадтском проекте европейскими композиторами. А это были как раз абсолютно адекватные для сегодняшней европейской музыкальной жизни сочинения. В чем тоже была своего рода изюминка. Такой сумасшедший микс показал, что мы способны на должном художественном и техническом уровне исполнять ту музыку, которую делают европейцы. Но еще мы умеем делать так, как они не умеют...

Попав в по-настоящему благодатную среду, мы увидели, что студент германской консерватории, постоянно пребывая в этой насыщенной разнообразными культурными событиями среде, не просто учится. Наличие необходимой базы (технической, материальной, нотной, звуковой и т.д.) и хороших педагогов, - вот это все вместе дает замечательные результаты. И мы очень остро восприняли этот дисбаланс. Потому что ребята из Omnibus'а не менее талантливы, не менее заинтересованы в том, чтобы развиваться. Но в Дармштадте мы поняли, сколького мы лишены здесь, в Ташкенте. На словах объяснить это невозможно, если сам не окунешься в такую атмосферу.

И тем более очевидно: то, чем на протяжении 6 лет занимался Omnibus, пытаясь выстроить и расширить культурную среду вокруг себя, вокруг своих проектов, - единственно верное и правильное направление развития. Нельзя быть просто исполнителем современной музыки - и всё! Не получится ничего. Нас должно хватать и на мастер-класс Omnibus-Laboratorium, и на фестиваль Black Box, и на Центр современной музыки и на свою библиотеку.

Теперь на наш мастер-класс будем приглашать не только композиторов, но и инструменталистов тоже. Мы поняли, насколько ощутим вакуум образования и в исполнительской сфере. Педагогов, которые могли бы показать, как используется в современной музыке, например, кларнет, контрабас, валторна или фортепиано, - в Узбекистане просто не существует. Поэтому мы преподавателей-инструменталистов будем привозить, чтобы с их помощью здесь воспитывать своих. Курс таких ежемесячных лекций будет вестись на протяжении всего года, продолжая дело, начатое главным событием Omnibus-Laboratorium’а в октябре. Читать свои лекции будут и бывшие студенты мастер-класса, готовя себя к будущей преподавательской деятельности.

Понятно, насколько важен и Центр современной музыки Ансамбля Omnibus. Его тоже важно развивать как место, где музыканты смогут получать нужную информацию. Мы привезли из Дармштадта контакты с крупнейшими европейскими издательствами Edition Peters, Universal Edition, Editions Ricordi и Breitkopf&Hartel. Эти четыре издательских гиганта готовы помочь Центру современной музыки, присылая нам новейшие нотные материалы, которые они издают. Также мы привезли много адресов молодых исполнителей и композиторов, которые и будем сейчас прорабатывать для приглашения на фестиваль музыки и визуальных искусств Black Box и для участия в проекте Мнемозина.

И в концертной деятельности кое-какие изменения после Дармштадта тоже будут. Вообще, мне кажется, что в исполнительском плане с нового сезона мы будем ставить перед собой очень сложные задачи.

Поэтому ташкентцев ожидают концерты, каждый из которых будет по-своему уникальным. Они действительно будут таковыми, хоть я и устал говорить это слово. До сих пор у нас получалось 1-2 уникальных проекта в год, например, «Песнь о земле» Малера или «Черные ангелы» Крамба. Но сейчас мы будем пытаться делать такие вещи гораздо чаще. Надо играть очень сложную и качественную музыку максимально хорошо - вот единственный путь исполнительского прогресса. И единственный способ осмысленного существования для музыканта. Приятнее смотреть в усталые, но удовлетворенные глаза музыкантов, чем в пустые ...

Другие интервью

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"