... немецкий композитор Пьер-Доминик Поннель написал новое музыкальное произведение под названием "Ташкентский Реквием". 25 сентября 2011 года мировой премьерой этого Реквиема ансамбль открывает свой VШ сезон.

Пьер-Доминик Поннель родился в 1957 году в Мюнхене в семье легендарного режиссера оперных фильмов и спектаклей Жана-Пьера Поннеля. Окончил факультет композиции и дирижерское отделение Мюнхенской консерватори и позднее учился у Отмара Суитнера и Герберта фон Караяна. В качестве дирижера работал со многими музыкальными коллективам Европы.

После падения Берлинской стены музыкант стал одним из инициаторов культурного диалога между народами Европы и бывшего СССР. За последние два десятилетия под управлением этого талантливого дирижера были исполнены многие выдающиеся произведения немецкой симфонической музыки, зачастую никогда не звучавшие в советских концертных залах. На различных международных фестивалях современной музыки неоднократно исполнялась и собственные сочинения Пьера-Доминика Поннеля.

Год назад в Германии GENUIN recording group выпустила компакт диск с его сочинениями для струнного квартета и струнного трио в исполнении Gemeaux Quartett (Pierre-Dominique Ponnelle: String Quartets No. 1 & 2 String Trio Gemeaux Quartett - Pierre-Dominique Ponnelle, Composer)

И хотя композитор избегает многословных рассуждений о своих сочинениях, справедливо полагая, что музыка призвана воздействовать уже сама по себе, и всё, что автор стремился высказать, отражено в нотах, - он любезно согласился ответить на наши вопросы:

- Как у Вас возникла идея написать Реквием для Ансамбля Omnibus?

Идея возникла спонтанно, когда я узнал, что осенью 2007 года убит Марк Вайль, основатель и художественный руководитель известного не только в Центральной Азии театра «Ильхом». Мое сочинение - знак любви и уважения к Узбекистану, Ташкенту, музыкантам Omnibus’а - и к самому Марку. Правда, с ним я встречался только однажды, но мы долго проговорили и разговор был очень интересным.

Важным было то, что в Государственном Академическом Большом театре имени Алишера Навои я много дирижировал разными спектаклями. А в театре "Ильхом" мы вместе с Ансамблем Omnibus в декабре 2006 года впервые в регионе исполняли "Песнь о Земле" Густава Малера в инструментовке Шёнберга. Я смог оценить, насколько хороши музыканты в ансамбле и мне захотелось что-то сочинить для них.

-Если не секрет, о чем вы тогда говорили с Марком Вайлем и почему разговор показался Вам интересным?

Мы беседовали о многом: о Шостаковиче, об операх "Турандот" Джакомо Пуччини и "Симон Бокканегра" Джузеппе Верди. Для меня символично, что в опере "Симон Бокканегра" война между Генуей (Западная Италия) и Венецией (Восточная Италия) заканчивается миром. И в нашем разговоре с Марком я говорил о своем желании дирижировать этой постановкой, как бы символизирующей мир между Востоком и Западом.Потом разговор коснулся слова "Турандот", который на фарси значит "дочь Турана". А ведь Туран, - это и современные Узбекистан, Кыргызстан, Туркменистан и Казахстан, - и мы в Европе ошибаемся, когда думаем, что Туран находился только в Китае. Я признался Марку, что мечтаю дирижировать постановкой, где Турандот не китаянка, а, например, уйгурка, и.т.д. Ему это было очень интересно, он собирался переговорить с театром в Москве, сможем ли мы вместе такую постановку реализовать. К сожалению, не удалось.

- Откуда у Вас такой интерес к восточной культуре?

Вообще меня всякая культура интересует. А тяга к Востоку, наверное, от родителей: в маме течет наполовину немецкая и наполовину ливанская кровь, а отец был наполовину французом и наполовину венгром.

- Почему Вы называете свое сочинение "Ташкентский Реквием"? Значит ли это, что Вы оплакиваете не только одного, конкретного человека?

Действительно, оплакиваю не одного только человека! Конечно, я был в шоке от убийства Марка и совершенно искренне посвящаю его памяти мое сочинение. Но и до его гибели было желание как-то рассказать о «потерянных» музыкантах бывшего Союза, немало из которых эмигрировали и стали работать таксистами или бизнесменами, или, даже продолжая работать музыкантами, просто душу потеряли. Так что мог быть написан и "Минский", и "Бишкекский", и "Новособирский Реквием"... Но получилось, что Ташкент (город мне почти родной и очень любимый, потому что я часто работал там) дал конкретный повод назвать этот Реквием его именем. Тем более, что музыканты ташкентского Omnibus'а, которые душу не теряли и прекрасно работают - хороший контрпример.

Так что «Реквием» оплакивает всех ваших творческих людей, переживших время больших перемен. Хотя все пишут о том, как это отразилось на экономическом и политическом уровне, мне кажется, что эмоциональные, моральные и этические последствия этого слома тоже очень важны, но о них почти никто ничего не пишет.

-Расскажите немного о технической стороне "Ташкентского Реквиема": из каких частей он состоит, для каких инструментов написан и т.д.

Реквием написан для 15 музыкантов и будет длиться приблизительно 45–55 минут. Уже готовы партии для: флейты, гобоя, кларнета, фагота, валторны, различных ударных инструментов, чанга, гитары, фортпиано, 2 скрипок, альта, виолончели и контрабаса. Но это сочинение отличается от классической католической заупокойной мессы, в нем нет обычной вокальной партии, зато присутствуют элементы восточной мелодики. Хотя по форме "Ташкентский Реквием" напоминает католический Реквием и состоит из 13 частей:

  1. Requiem
  2. Dies irae
  3. Tuba mirum
  4. Rex tremendae
  5. Recordare
  6. Confutatis
  7. Lacrymosa
  8. Domine Jesu
  9. Hostias
  10. Sanctus
  11. Benedictus
  12. Agnus Dei
  13. Libera me

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"