24 февраля. "Эдип".

Обсуждение в зале:

Тайлер Поламски, актёр театра Марка Вайля "Ильхом": Я благодарю всех, кто сегодня остался на обсуждение. На самом деле очень интересно то, что спустя тысячи лет "Эдип", как и все древнегреческие трагедии, для нас очень актуален. Хотелось бы услышать мнение тех зрителей, которые сегодня здесь присутствуют впервые, как вы восприняли сегодняшний проект?

Из зала: Я был знаком с группой "Слезы солнца". Мне сначала многое в фильме было непонятно, хотя я внимательно следил за диалогами. Но, в конце концов, сложилось впечатление, что фильм иллюстрирует мысль, которая мне понравилась: "как бы человек ни уходил от судьбы, у него ничего не выйдет". И в музыке показались интересными несколько мотивов. А в целом осталось впечатление чего-то необычного, я впервые на таком проекте и мне он понравился...

Т. Поламски: А раньше ты был знаком с самим произведением "Эдип"?

Из зала: Нет-нет.

Тайлер Поламски: Трагедии не читал и постановки не видел? Очень интересно... Для музыкантов группы "Слезы солнца" это - первый опыт работы с таким проектом. Какие ощущения у самих участников группы, что для вас было интересно, какие трудности возникли в процессе?

Из зала: Мне кажется, что было слишком много лишних слов. Или текст в микрофоны не надо было читать, или же титров не надо было делать...

Сухроб Назимов, музыкант: Фильм у нас оказался в единственном экземпляре и был как раз с титрами, которые в 2004 году еще не умели убирать. Для нас это оказалось большой проблемой. Если бы мы их начали вырезать, то с титрами ушла бы треть картинки фильма...

Надо сказать, что и сам процесс работы над фильмом, на мой взгляд, был нелегким, но творческим и интересным. Фильм очень не простой. Хотя многие слышали про Эдипов комплекс, мне кажется, немногие из молодежи знают, что такое сама трагедия "Царь Эдип", несмотря на то, что сегодня мы живем в век информации и многое можно найти в Интернете. Так что перед нами стояла еще и такая задача - подтолкнуть молодых людей к прочтению самой трагедии Софокла. В мировом кинематографе и театре версий этой трагедии немало. Но для нас было интересно представить публике ее восточную версию. Сегодняшний фильм интересен тем, что поставлен ташкентским режиссером Овлякули Ходжакули, который сегодня находится в зале. Давайте его поприветствуем! (аплодисменты). Диалоги в фильме первоначально шли одновременно на киргизском и туркменском языках. Мужскую роль исполнял актер на своем родном языке, а женскую роль озвучивала по-киргизски актриса из Киргизии. Конечно, трудно было привезти именно этих актеров на наш фестиваль. Поэтому мы и решили использовать местных актеров, читающих на узбекском и русском языках. Насколько это получилось, судить вам. Мы же представили сегодня лишь одну из версий "Эдипа".

Из зала: Насколько отличалась от вашей музыка в предыдущей версии фильма?

Никита Макаренко: В предыдущей версии была неплохая сама по себе музыка Реджепа Аллаярова, но в ней было совершенно другое настроение...

Т. Поламски: Хочу спросить у тех, кто присутствовал на предыдущих проектах фестиваля, - как это отличается от того, что было вчера, позавчера?

Из зала: Я видела то, что показывали в первый день фестиваля. Тогда это была комедия и восточная музыка, ненавязчивая и легкая, - всё было как бы для широкой публики. Сегодня совсем по-другому. Сама трагедия тяжело воспринимается, и музыка тоже. Фильм хорошо снят, и оба актера играют сильно, точно передавая трагедию. А отсюда и соответствующее общее впечатление...

Т. Поламски: Овлякули, хотелось бы знать, как Вы сами восприняли этот новый проект? Вы его первоисточник, Ваша идея - первая и сам фильм вполне самодостаточный. Насколько совпадает такой вид озвучки и актёрской работы, сама рок-музыка с Вашим замыслом?

Овлякули Ходжакули, режиссер: Знаете, я увидел совершенно новый материал... И сочетание всего со всем, и музыка, и актеры - всё другое. Хорошо или плохо - судить зрителю. Кому-то может нравиться отдельно фильм, кому-то - вот такой вариант. Мне о своей работе судить трудно, если бы даже получилось хуже, чем раньше, я бы похвалил. Но вы и в самом деле сыграли очень неплохо, сыграли что-то своё. Особенно смогли это сделать в тех местах фильма, где нет текста. И, конечно, ваши новые мысли в чём-то освежают предыдущую версию, местами даже опережая то, что было первоначально в фильме. И я знаю, что если хорошенько посидеть поработать, убирая с живыми актерами титры и звуки, а может быть, иногда и включая звуки, т.е. чуть- чуть соуса добавить, чуть-чуть приправы, чтобы было вкусно - такой подход очень хорош.. Потому что все-таки это, и правда, настоящая трагедия и правильно сейчас говорили, что смотреть тяжело. А такой подход облегчает восприятие фильма, снимает какие-то барьеры. Еще такой подход мне нравится, потому тоже возникает желание что-то еще сделать с этим фильмом (смех в зале) "Эдип" снимался за очень короткое время, буквально за 5 съемочных дней. 3 дня мы бездельничали: то солнца нет, то камеры нет, - как это обычно бывает. Монтировали тоже очень быстро: надо было сдавать фильм, денег нет, времени нет, людей нет, виза заканчивается... И как вы сейчас, так и мы тогда - быстрей-быстрей что-то "смастерили"... Такова, наверное, судьба этого проекта, над ним невозможно долго работать. Успел за короткое время сделать, - хорошо, не успел - ну что ж! Вот таким незаконченным, недоделанным, рабочим вариантом "Эдип" и живет. И в этом что-то есть...

Т. Поламски: Здесь можно подчеркнуть один момент - снимается некий барьер при восприятии. Это такой фильм, на который, возможно, многие из нас не пошли бы в кинотеатр. Но то, что там играет рок-музыка, это привлекает зрителей. Как вам кажется, полезны такие вещи?

Из зала: Я считаю, что здесь великолепный синтез рок-музыки и изображения. Говорили, что музыка в фильме была другая. А я впервые посмотрел фильм и на самом деле не представляю другой музыки. Изображение само по себе очень эмоциональное, а рок-музыка еще добавила и усилила эмоциональность.

Т. Поламски: Спасибо. Может, кто-то не согласен с этим мнением?

Из зала: Я согласен, что такой проект надо было сделать. Сухроб сказал, что многие молодые не знакомы с историей Эдипа. Так вот как раз наиболее простой способ донести до молодежи с помощью рок-музыкантов эту историю, поскольку рок - это молодежная культура.

О.Ходжакули: Вы поднимаете очень интересную тему... Вообще для меня очень полезна такая дискуссия. Создатели фильма не ставили перед собой задачу как-то так донести до молодежи, чтобы она сам текст не читала, а так бы всё узнала про Эдипа. Знаете, этот фильм - не учебный материал. Я бы вообще запретил не читающей молодежи смотреть такие фильмы (аплодисменты) Если человек еще не знает этой трагедии, то такой особый, "изуродованный" материал, отражающий личный авторский подход, помешает увидеть за ним и Софокла, и Сенеку. Он увидит только меня и ребят, которые сегодня озвучивали фильм, играли музыку, и тех двух актеров в самом фильме. Не путайте, господа, - через фильм, через музыку мы не научим молодежь читать литературу, драматургию или историю. Это разные вещи. Забудьте про тех авторов, Софокла и Сенеку, пусть простят они меня (наверное, если бы они были живы, меня бы повесили). Я просто воспользовался их материалом, и это сочинение - мое. Поэтому было бы провокацией, ссылаясь на этих авторов, зазывать и обещать, что если не читали пьесу в школе, то с экрана всё узнаете. Читать перестали вообще, и это - стихия, трагедия, скоро останемся совсем безграмотными. Чтение в Интернете тут не поможет, мне кажется... Забыл сказать, что с ребятами мы раньше работали над проектом "Жирау-рок", и мне очень понравилось с ними сотрудничать. Когда они предложили музыкально и актёрски озвучить этот фильм, я не только согласился, но и пригласил их участвовать в апреле с этим проектом в региональном фестивале "Аралаш", в Бишкеке. Фестиваль был поддержан Швейцарским бюро по развитию и сотрудничеству в Кыргызстане (аплодисменты)

Из зала: Я хочу возразить насчет того, что не стоит читать Интернета. На самом деле, Интернет - просто новый аналог той же книги, как раз чтобы читать. Но некоторые пользоваться Интернетом умеют, а некоторые нет. Так же, как и книгой не умеют. Если человек выбирает порнозапись, естественно, он и получит ее, а не книжку. И надо воспитывать детей, чтобы они умели пользоваться этим кладезем информации. Ведь там уже многие книги есть. Со временем люди поймут, что Интернет необходим, а информацию нужно уметь фильтровать, просто нужно механизм такой создать, чтоб Интернет на пользу работал.

О. Ходжакули: Я и не говорю, что Интернет не нужен, он очень нужен, только не всякий.

Т. Поламски: Наверное, я соглашусь с Вами, Овлякули, читать всё равно необходимо. Кино в любом виде не может заменить чтение. Заменит ли чтение книг чтение по Интернету - вопрос спорный. Например, я как актер не могу читать с экрана, мною такой текст воспринимается совсем по-иному. Мне необходимо впитывать ту энергию, которая заложена при издании бумажной книги. Так что спорить можно об этом бесконечно. Моя сестрёнка, достаточно глубокий и интеллигентный человек, всё читает с экрана. И я не знаю, когда последний раз она открыла обычную книгу. Мне же кажется, люди творческие все-таки предпочитают традиционные способы чтения.

Из зала: Вы сегодня, начиная вечер, сказали, что история про Эдипа актуальна. Что, сегодня все поголовно убивают своего отца и живут со своей матерью? (смех в зале) ...

Т. Поламски: Нет, конечно. Я имел в виду другое. Смысл, на мой взгляд, в том, что пусть под конец пьесы герой ослеп физически, но начинает многое лучше понимать. Начинает видеть то, чего раньше не видел. Может быть, я и неправ, но в моем актёрском восприятии он был слепым как раз до ослепления, шел своим путем, ничего не замечая вокруг. И напряжение в игре актёра, играющего Эдипа, было очень сильным до тех пор, пока он не ослеп. А после напряжение ушло, Эдип успокоился, потому что отказался от узкого, зашоренного взгляда на серьёзные вещи. Так что, мне кажется, что все эти древнегреческие трагедии касаются фундаментальных человеческих тем, поэтому всегда актуальны.

Должен сказать, что я большой ценитель рок-музыки, даже руковожу здесь фестивалем "Рокфест" и всегда поддерживаю это движение. Очень люблю группу "Слезы солнца" за то, как они играют. Мне нравится, что они не боятся пробовать себя в разных проектах. Но сегодня для меня было очень сильным несовпадение материала фильма и музыки. Не бейте меня! (смех в зале) Я смотрю, как актёры играют, как снят этот фильм - всё это очень остро передает нерв трагедии "Эдип". И сюжет, и построение кадров в фильме меня тревожат. Но в музыке я этого не почувствовал, она не "догоняла"" фильм. Это меня отвлекало. Замысел использовать здесь рок-музыку был хорош, но он не реализовался, на мой взгляд. Музыка отдельно мне понравилась, фильм отдельно - понравился, и отдельно актеры - тоже. Но вместе они для меня не встретились, к сожалению.

С. Назимов: И мне кажется очень полезным наш разговор... Совпал ли фильм с музыкой - об этом можно и поспорить. Давайте попробуем вернуться к фильму "Расёмон", с совершенно другой тематикой. Там весь фильм как на ладони получился потому, что музыка во всех деталях сопровождала фильм. Но и тогда точное совпадение музыки с видеорядом тоже вызвало критику. Просто у каждого зрителя свое понимание, как должна выглядеть музыка к фильму. И фестиваль как раз рассчитан на то, что каждый из него выносит что-то своё. Кому-то всё нравится, а кто-то может сказать: "Это совсем неправильное понимание "Эдипа". Так вообще нельзя его ставить". Как раз в этом и состоит цель искусства - делать и понимать что-то по-своему. Мы на фестивале, а он за включение разных версий. При этом повторюсь, что фильм непростой и работать с ним было тоже очень непросто. Это мы начали понимать, только когда начали с ним работать... Расскажу такую историю. С нашим ансамблем недавно готовила для цикла "В поисках утраченного времени" очень сложное трио Равеля известная пианистка Эльмира Миркасымова. Для работы она попросила достать аудиозапись этого произведения. Она прослушала запись, где партию фортепиано исполнял Рихтер, а партию скрипки Коган, надо сказать, без особого восторга. И только когда начала сама играть это произведение, она поняла, что запись просто гениальная… Мне кажется очень важным этот момент - пока ты сам не начнешь работать, тебе кажется всё очень простым. Так что, если кто хочет убедиться в этом, попробуйте! Мы работали над фильмом не так и быстро, больше месяца. Собираемся перед Киргизией поработать еще. И, может быть, мы туда вообще другой проект повезём. И ничего страшного, если мы снова с чем-то не совпадем (смех в зале)

Т.Поламски: Конечно, это абсолютно не страшно. И сам момент, когда мы понимаем, что нам что-то нравится или не нравится, наверное, один из самых ценных в жизни. Может, еще кому-то что-то не понравилось?

Рифат Гумеров, поэт: Наверное, я сегодня сидел не на том месте, где я обычно сижу, - мне не понравилось. Конечно, интересно было наблюдать, как в узбекском фильме герой говорил на туркменском, героиня отвечала ему на киргизском, титры шли по-русски, а в зале озвучка шла и на русском и узбекском. Я еще подумал, что субтитры - для глухонемых. Это хорошо, значит, киргизы понимают, узбеки понимают, туркмены понимают, русские понимают - и глухонемые понимают тоже (смех в зале). А больше всех повезёт слепому. Потому что музыка классная, и актеры на всех языках слышны. Не знаю, почему мне не понравилось. До этого я смотрел фильм Куросавы - три взгляда на то, как что происходило на самом деле. А сегодня фильм Овлякули - как Эдип папу убил, на маме женился. И у того режиссера денег не было и у этого - триста долларов и виза кончается. И надо быстро снимать. И снимай, как хочешь... Не обижайтесь, но я считаю "Эдипа" дипломным проектом и на уровень Куросавы его не поставлю никак... А когда основного нет, то как получилось всё остальное - озвучка, музыка и т.д. - уже неважно. Я не спорю, в фильме есть прекрасные моменты, например, хорошо было показана эпоха, неплохо сделаны костюмы. Может быть, тема неблагодарная, не знаю. Я был на проекте Овлякули "Мавриги" про бухарцев - бесподобное действо. А тут, прошу прощения...

О. Ходжакули: Господа, не стесняйтесь говорить... (смех в зале)

Аскар Урманов, актёр: Когда-то давно я этот фильм посмотрел. И зная, какие у Овлякули спектакли, ожидал, что сейчас будут сумасшедшие декорации и пр. И признаюсь, фильм мне понравился, тем, что он очень сдержанный, тем что, как сказал Тайлер, нерв актерский чувствуется. Может быть, потому что тогда - я же ждал, что сейчас будет вот так-то, - оказалось совсем другое. Тогда я избавился от предрассудка "так должно быть". Может быть, в этом главное?

Т. Поламски: Я фильм смотрел первый раз. И мне тоже понравилось, он показался страшным и каким-то сексуальным.

Из зала: Интересно, почему надо сравнивать с Куросавой? Разве можно сравнивать Пикассо и Гогена, и говорить одному из них, мол, ты хуже, чем тот? Невозможно, у каждого свой взгляд... Мне тоже понравилось, что не было никаких декораций. В контрасте с этой пустынностью актеры смотрелись ярче, их переживания чувствовались острей.

Р. Гумеров: А я подхожу к творчеству Овлякули на том же уровне, что и к Куросаве! (смех в зале). Что будет, если мы вас, прыгающего в высоту на уровне первого разряда, повезём в составе сборной на Олимпийские игры, где прыгают не ниже 2 м 30 см? Прыгай или не прыгай - разговору нет! Уровень 2 м 30 см - и всё!

Из зала: И что теперь, вырезать всё, что не 2 м 30 см?

С. Назимов: Мне очень интересны все мнения, и положительные и критические. Но я не думаю, что стоит сравнивать "Расёмон" и сегодняшний фильм. Они не сравнимы ни по затраченному бюджету, ни по другим параметрам. И мне кажется, что исполнители со своей задачей сегодня справились вполне. Например, для меня в фильме важны не только трагические обстоятельства, в которые попали герои, но и экологическая трагедия, сегодня особенно актуальная для Центральной Азии. Мне кажется, все это должны были заметить. И заслуга Овлякули в том, что он сумел показать, насколько эта тема перекликается с личной трагедией героев. Совершенно правильно, что Овлякули лишь использовал тексты Софокла и Сенеки, чтобы сказать что-то своё. А мы в своей музыке уже использовали его фильм и сказали то, что хотели сказать уже мы...

Т.Поламский: Я тоже думаю, что мы, зрители, можем сравнивать только на уровне: мне понравилось или не понравилось. А сравнение, наверное, дело критиков, они в этом лучше разбираются. Камаритдин-ака, (смех в зале), мы с удовольствием послушаем Ваши сравнения. Я уверен, что Вы видели этот фильм раньше и, наверное, Вам видна какая-то перспектива, и есть какой-то взгляд и на сегодняшнюю работу.

О. Ходжакули: Можно, я скажу несколько слов перед тем, как выскажется Камаритдин? Боюсь, что после его выступления люди перестанут задавать вопросы, если они у них есть, не захотят меня критиковать, чтобы не обидеть несчастного. Пожалуйста, критикуйте, это очень хороший урок.

Из зала: А у Вас нет желания где-то показать сам оригинал фильма?

О.Ходжакули: Если у зрителей появится такой интерес, то можно будет поискать место для просмотра и прежнего "Эдипа". Когда был жив Музей кино, там можно было фильм посмотреть, а теперь придется поискать место, где это можно сделать.

Из зала: Когда смотришь и на экран, и на то, что творится на сцене, перед экраном, хочется спросить у самих организаторов проекта, у кого, по-вашему, должен быть приоритет на сцене: у актеров, озвучивающих фильм, или у музыкантов?

С.Назимов: Мне кажется, все же приоритет должен быть у актеров. Потому что абсолютно бесполезно актёрам что-то говорить, когда играют музыканты, особенно если они это делают громко. Мы старались как можно меньше заглушать актеров своей игрой. А вообще, я Вас очень хорошо понимаю. Когда сидишь в зале, трудно за всем уследить. И если зритель пришел посмотреть только фильм, возможно, ему будет мешать и музыка, и актёры. Если он пришел послушать рок-музыку, то не очень-то нужен и фильм, и актёры. Но когда зритель пришел на проект, где все вместе соединилось, тогда ему приходится самому выбирать, что в какой момент смотреть и слушать.

Из зала: Да, здесь все компоненты важны. Но мне показалось, что именно классная игра музыкантов отвлекала от экрана. Поэтому, например, в оперном театре музыканты не видны и не мешают смотреть оперу или балет. Я понимаю, что здесь нельзя поместить музыкантов в оркестровую яму. Но, может быть, чтобы не отвлекать внимание зрителя, музыкантов надо прикрыть хоть занавеской (смех в зале) Я слышал о фильме, о режиссёре, и хотелось, чтобы музыканты и актёры на сцене помогли мне, в первую очередь, понять то, что происходит на экране фильм.

С.Назимов: В свое время действительно закрывали музыкантов занавеской. Но фишка в том, что у нас фестиваль музыки и визуальных искусств…

А.Урманов: Мне всё же кажется, что сегодня проект в большей степени был музыкальным. Потому что фильм можно посмотреть дома, к примеру. И недаром на фестиваль берутся более или менее известные фильмы. Музыканты и актёры нужны на сцене, потому что они дают свою энергию. И я при этом считаю, что мы, актёры, должны быть на третьем уровне, а я с русским языком - вообще на четвертом. Должны просто нести текст и всё, чтобы субтитрами не отвлекать внимания от фабулы. Кто-то из актёров спросил на предыдущих проектах, нужно ли точно так же, как в фильме, переозвучивать текст или как-то по-другому, со своей трактовкой. И найти ответ на это он не смог...У нас получилось что-то вроде того, что пишут в Интернете "текс не асилил, слишком многа букаф". Да, нас было слишком много с нашим текстом, хотя от "Эдипа" там осталось совсем чуть-чуть. Но мне кажется, что нас должно было быть еще меньше. Передал мысль и всё - пошла музыка. А мы в это время наполняемся смыслом вашей музыки.

Из зала: Пусть бы шли титры, а актеры только вслед повторяли бы какие-то ключевые слова, фразы...

А. Урманов: Вот, мне кажется, сейчас мы и нащупываем, наконец, какую-то новую форму, но уже не чисто музыкального проекта, а какого-то другого, самостоятельного...

К. Артыков: На следующий Black Box вы это и сделаете, Аскар. Задача сегодняшнего проекта выполнена, по-моему, на 200 %. Потому что, во-первых, кто-то захотел посмотреть первоисточник - фильм. Во-вторых, такие проекты, когда от известной пьесы " Царь Эдип" остается треть, желательно смотреть, уже прочитав пьесу… Тогда многие вопросы снимаются. И вы мгновенно прочитываете то, что сделал конкретно режиссер... Для тех, кто не знает творчества Овлякули, я просто посоветую еще посмотреть спектакль "Гамлет" в театре "Ильхом". И в Русском Драматическом театра было поставлено 2 спектакля... Короче, надо ходить за Овлякули и смотреть его спектакли - это будет важно и нужно для вас...

Сегодня все друг другу мешали, но сделали своё дело. Знаете, я обрадовался, когда первая фраза была произнесена на узбекском языке. Потому что эта краска нужна была. Хотя когда ребята стали очень громко озвучивать текст, да еще там титры, - да, это мешает. Но вдруг я понял, что мне их не надо слушать, потому что знаю текст, знаю сюжет. И когда они перебивают друг друга, на то и рассчитано, чтобы их не слушать, - они этим просто добавляют шумовую или музыкальную о краску... Что касается рок-музыки. Поскольку я говорю о версии Овлякули, то, на мой взгляд, это - языческий "Эдип", версия этого конкретного режиссера. И эта языческая версия очень-очень сочетается с рок-музыкой, просто мощно... И так как я видел всевозможные версии фильма: и первую, и вторую, и с туркменским языком и пр., то я могу сказать - сегодня вы ничего не потеряли, а, наоборот, приобрели. Звучали и русский, и узбекский, и туркменский, и киргизский языки. И это не мешало, а было интересно, потому что я знаю пьесу. Поэтому, господа, речь идет о вас, молодых людях. Для вас это сделали и провокация состоялась. Если у вас появилось желание прочесть это на бумаге, пожалуй, ансамбль Омнибус и фестиваль Black Box сделали свое самое важное дело. Но если даже вы не прочтете, то у вас есть возможность посмотреть, скажем, первоисточник, фильм в чистом виде, посмотреть информацию об Овлякули Ходжакули в Интернете, в википедии и пр. И от меня спасибо вам всем за участие в этом разговоре, потому что я в известной мере соучастник всего этого дела.

Обсуждения в кулуарах:

Янис Салпинкиди, художник: Фильм мне понравился, но к нему было слишком много сопровождения. Одних титров было бы достаточно, зачем одновременно к ним еще два звуковых перевода?

М. Стальбовская: Овлякули, в этой версии фильма несколько раз были в кадре видны опоры ЛЭП. Ничего нельзя было сделать?

О. Ходжакули: Мы эти опоры чистили-чистили, в окончательной версии таких погрешностей нет, но, наверное, не во всех экземплярах заметили. И получается, что ребятам досталась не самая лучшая версия.

М. Стальбовская: А что Вы повезете в апреле в Бишкек?

О. Ходжакули: Ту версию фильма, где герои говорят на киргизском и туркменском. При этом и рок-группа "Слезы солнца" будет исполнять свою версию музыкального сопровождения.

М.Стальбовская: Отлично. Текст на узбекском языке звучал очень поэтически. Чей это перевод?

К Артыков: Есть классический перевод пьесы Софокла "Царь Эдип" Аскада Мухтара, отца нашего известного театроведа Ильдара Аскадовича Мухтарова. Но для фильма перевод был обработан и сокращен Машрабом Инсомовым, потому что сам фильм сделан не только по тексту Софокла, но и Сенеки.

Подготовила М.Стальбовская.
22 мая 2011г.

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"