Предлагаем вашему вниманию интервью со шведским ударником Андерсом Астрандом:

В каком возрасте Вы увлеклись ударными инструментами и когда занялись ими уже профессионально?

О, я с 5 лет стучал по всему, что дома попадалось под руки и постоянно барабанил по кастрюлям на кухне. Но стал учиться сначала игре на фортепиано, и только потом уже на ударных. Первое профессиональное выступление с оркестром духовых инструментов состоялось в мои семнадцать лет, а с симфоническими оркестрами я начал выступать в Стокгольме в 20 лет.

Какие физические данные важны для хорошего ударника, кроме музыкального слуха и чувства ритма, - может быть, длинные руки?

Главное - постоянно находиться в хорошей форме, ощущать внутреннюю сбалансированность и уверенность в себе.

А что Вы приобрели, опять же физически, благодаря профессии? Может быть, стали более подвижными суставы?

Ударники играют стоя, поэтому тело все время задействовано и подвижно – в этом наше основное отличие от других музыкантов. Можно сказать, что благодаря моей профессии я досконально знаю свое тело и ощущаю его абсолютно раскованными и свободным в движениях. К тому же мне часто приходилось играть вместе с танцорами, и я многое взял от них.

И, наверное, само понимание музыки стало более полифоническим?

Поскольку ударники вынуждены играть на множестве инструментов, то и в повседневной жизни они воспринимают многие предметы как возможный источник звука. Они в современной пьесе могут показать такие природные звуки, которые исполнителям на других инструментах изобразить сложнее. Слух ударников настолько натренирован, что даже в казалось бы немузыкальном, обыденном звуке капающей воды или падающих камней они находят не только своеобразный ритм, но и необычную музыкальность. На you tube есть ролик с моей импровизацией в моторной лодке, когда лодочный мотор гудел в разных ритмах и на разные голоса, в зависимости от того, что я с ним делал. Так что наша профессия действительно расширяет возможности человека, она развивает и обостряет слух, помогает услышать красоту разнообразных звуков.

Был ли у Вас в жизни настоящий Учитель и какой была его роль в Вашей жизни?

Хотя многого в профессии я достиг благодаря самообразованию, два действительно хороших учителя у меня были. Первый из них был педагогом по фортепиано. Он не разделял, например, барочную музыку и джаз, у него я научился любить музыку самых разных стилей и жанров. Другой, довольно молодой перкуссионист, не был моим преподавателем в строгом смысле слова, мы с ним вместе работали в симфоническом оркестре. Он мотивировал меня к занятиям, приносил пьесы, над которыми мне стоило, по его мнению, поработать. Он дал мне очень многое не столько в музыке, сколько в понимании жизни вообще.

Т.е. педагогический талант этого музыканта состоял в том, что он вызывал у Вас доверие своим профессионализмом и готовностью им делиться?

Я думаю, мне повезло, что он никогда не позиционировал себя как учитель, никогда от меня ничего не требовал, а просто поддерживал мой интерес к профессии.

Ваши впечатления от слушателей в ташкентском проекте Omnibus Laboratorium?

Здесь немало хороших ребят, по-настоящему заинтересованных в знаниях. У некоторых из них очень высокий исполнительский уровень. И хорошие преподаватели, умеющие заинтересовать учеников, здесь тоже есть. Меня особенно порадовало, как развивается мой давний знакомый Алибек Кабдурахманов… Единственное, что хотелось бы пожелать всем здешним ударникам – больше экспериментировать и стараться играть в разных ансамблях.

А что бы Вы посоветовали нашим ребятам для их дальнейшего развития: обязательно ли уезжать или им будет достаточно самообразования и помощи интернета?

Я думаю, путешествовать необходимо, чтобы знакомиться с разными культурами и набираться опыта. Ко мне на учебу приезжают многие студенты из Америки, Австралии, Мексики и их общение касается не только профессии, они осваивают в целом культуру страны. Ведь даже артикуляция речи в той стране, где находится музыкант, влияет на исполняемую им музыку. Например, у шведов, на мой взгляд, речь более плавная и менее артикулированная, резкая, чем у русских. Следовательно, более плавной кажется и музыка. На уши музыканта влияет та речь, которую он постоянно слышит. А путешественники воспринимают разную речь и различные виды артикуляции. Личное общение, в любом случае, намного важней для музыканта, чем общение с помощью Интернета. Очень многое из живого общения (какие-то трудно уловимые детали, оттенки произношения и т.д.) нельзя записать, сфотографировать или снять на видео. Так что, если есть возможность, путешествовать надо обязательно.

Существует ли для Вас связь между музыкальной ритмикой и ритмикой поэтической?

Кто-то считает, что такой связи не существует, но я думаю, что, конечно, связь между ними есть. Потому что я чувствую, как в связи с частыми поездками и постоянным использованием английского языка изменилась и моя музыкальная фразировка. Особенно мне кажется очевидной связь между японской музыкой и поэзией…

С чего Вы чаще начинаете, когда сочиняете музыку, - с какого-то ритмического рисунка или с идеи?

Каждый раз все по-разному происходит. У меня в Швеции есть студия звукозаписи, где я использую разные способы. Иногда музыка начинается с небольшой мелодической идеи, а иногда с основной мелодической линии. Или, например, при моей поездке в Мексику, на северо-востоке страны я познакомился с ансамблем, в составе которого две гитары, скрипка и ударные. У этих музыкантов очень интересная музыка, поэтому вначале я стал записывать их музыку. Но затем меня настолько вдохновили мексиканские ритмы в их семейном танце, что, придя в отель, я первым делом записал ритмический рисунок этого танца. А вот идея моей композиции «Omnibus 17» возникла, в первую очередь, под впечатлением тех аудио и видеозаписей, с которыми я познакомился на сайте Ансамбля Omnibus.

И последний вопрос: что бы Вы хотели пожелать этому ансамблю?

Я желал бы видеть Ансамбль Omnibus по всему миру и на всех фестивалях. Для этого есть все предпосылки. Когда я пришел на первую репетицию ансамбля, я почти никого из музыкантов не знал. Но после первой же репетиции у меня возникло ощущение, что я их всех знал сто лет. Потому что через импровизацию каждый раскрылся - и сразу стало ясно, кто есть кто. Так, например, мне понравилось, как по-своему София Левченко обыграла предложенную ей тему. (Именно за эту прекрасную возможность разносторонне показать каждого музыканта, в своей композиторской практике я и предпочитаю импровизацию.) Больше того, с каждой репетицией Omnibus все ярче импровизировал и всё больше раскрывался, - надеюсь, что этот процесс будет непрерывным.

Мне также очень близка та страстность, с которой даже на репетициях играют эти музыканты, не боясь выплёскивать свои эмоции и раскрываться как личности. Сегодня это тем ценнее, что не часто встречается. Думаю, эта страстность связана с тем, что ансамбль многое делает сообща, что все его участники мотивированы и вовлечены в единый процесс. Я сам люблю все время создавать что-то новое, но часто обстоятельства и среда этому противодействуют. Здесь же было все наоборот – внешние условия активно содействовали моему творчеству. Поэтому мне было мало просто сочинить музыку и отдать им: играйте. Интересно было почувствовать и что-то сделать с этой «подключенностью» каждого музыканта к общему творческому процессу.

И еще. Сегодня ансамбль на концерте будет исполнять композицию вашего молодого композитора Виктора Хандамяна. Это просто замечательно, что у композиторов есть возможность слышать свои пьесы в исполнении профессиональных исполнителей.

Так что Omnibus - абсолютно уникальный ансамбль. Он отличается от других известных ансамблей современной музыки (Bang on a Сan в США, Ensemble Modern в Германии и многих других) тем, что в его составе присутствуют, кроме европейских инструментов, еще чанг и най; тем, что этот ансамбль часто играет произведения композиторов своей страны. Но самое главное, музыканты активно работают во многих образовательных проектах. Надеюсь, что правительство Узбекистана поймет, что эти музыканты – истинные послы узбекской музыки, неважно, играют ли они современную музыку или традиционную. Поэтому мое основное пожелание, чтобы именно на родине по достоинству оценили огромный вклад этого ансамбля в образование и культурную жизнь Узбекистана.

17 ноября 2012 года, Ташкент

Другие интервью

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"