sex mother daughter

Lunch Break Julia Reaves Sexy Lesbian Feet Worship Drunk Huge Toy Fuck Doggystyle Alice Bell In Model House Beat Your Meat While We Tease You Joi Until Cum

  • Вопрос: Что такое современная музыка?

Ответ Сухроба Назимова: Для меня современная музыка - некое состояние чувств, страсти, сознания, переданное через звуки сегодняшнего дня. Конечно, не всех современных композиторов я люблю, и не вся современная музыка мне нравится. Но многое из классической музыки тем более изжило себя. Пожалуй, лишь музыку Баха, не зря называют вечной, - ее хочется открывать и открывать, так много в ней заложено.

Для людей, пишущих современную музыку, привлекательными могут быть самые разные шумы. Как-то мы с нидерландским композитором Питером Адрианцем отправились на самолете Ан-24 в Бухару. Услышав низкий гул двигателей, он так заинтересовался, что не поленился, расчертил на бумаге нотный стан и записал этот звук в виде нот, а потом использовал его в своем произведении. Вообще, Питер мне очень интересен как композитор, нашедший в современной музыке свою нишу. Можно сказать, что его "Структуры" - талантливое композиторское отражение современной астрономической теории черных дыр. Ученые примерно знают, что происходит в Космосе, в окрестностях черной дыры. А что происходит внутри нее? Как там может останавливаться время, что значит полное отсутствие всякой структуры и т.д. Естественно, Адрианц все эти вопросы рассматривает с музыкальной точки зрения. "Структуры" исполняются без дирижера, протяжные звуки через определенные отрезки времени как бы сами то совпадают, то расходятся, отправляя слушателей в весьма своеобразное состояние.

И Джон Кейдж для меня, как для многих - один из самых ярких "открывателей" современной музыки. Причем он, по-моему, первый человек в европейской музыке, который через композиторское искусство стал преподавать дзен-буддизм. Будучи известным композитором, он не столько читал лекции о музыке, сколько как бы передавал от Мастера к Ученикам новое, метафизическое восприятие музыки.

Очень нравится мне и Джордж Крамб. Известно, что отправной точкой для создания композитором "Черных ангелов" послужила вьетнамская война. И его "Черные ангелы"- еще одно состояние, на мой взгляд, совершенно мистическое. Мы даже концерт, на котором исполняли это произведение, так и назвали - "Мистицизм звука". Но после концерта, на обсуждении одна из зрительниц, (спасибо ей за искренность) заявила, что всё это не музыка, а абсолютная ерунда, набор звуков. "Где же здесь мистицизм?"- спрашивала она возмущенно.

Мне же кажется, всё, что касается звуков, так или иначе соотносится с субъективным состоянием человека, зависит от того, насколько он внутренне подготовлен слушать. Бывает, что в неподходящий момент и настоящая поэзия тебя не трогает совсем. Достоинство любого звука - мусор ли это, мистика ли - определяется самим человеком. Никто не может дать установку, вроде: "я вам говорю - этот звук хороший, а тот плохой". "Плохие" или "хорошие", вечно пронизывающие вселенную, но до сих пор не изученные звуковые волны помогают композиторам во всей полноте отражать сегодняшнюю жизнь, нередко, к сожалению, опережая нынешнее восприятие людей. Так часто происходило не только в искусстве, но и в науке. Вспомним хотя бы, как считали сумасшедшим Лобачевского с его неевклидовой геометрией. А потом оказалось, что это геометрия будущего..

И современная музыка чаще воспринимается ценителями, чем широкой публикой. Как когда-то и музыка Баха, Гайдна, Бетховена не воспринималась большинством современников и ей нужно было как-то "отлежаться". В любой музыке нужно разбираться. Хочет ли человек развиваться в этом направлении - только его выбор. Во всех направлениях музыки немало "вкусных" вещей.

  • Вопрос: Какие материалы вашего Центра современной музыки вы можете посоветовать для тех, кто интересуется музыкой народов Центральной Азии?

Ответ библиотекаря Центра современной музыки Ансамбля Omnibus Екатерины Попович: У нас есть небольшая, но постоянно пополняемая коллекция произведений современных молодых композиторов региона. Она состоит из нот и аудиозаписей произведений, которые были специально написаны студентами нашего мастер-класса.

Из Казахстана у нас учились Наргиза Айтбаева, Алиби Абдинуров, Ольга Юлтыевойа, Екатерина Задериушко. Есть работы авторов из Киргизии - Баласагына Мусаева и Камбара Календарова. Но больше всего произведений композиторов из Узбекистана. Их создатели: Фаррух Акрамов, Абдусаид Абдурашидов, Сабина Алматова, Игорь Иофе, Азиз Муратов, Лилия Угай, Виктор Хандамян, Зарина Ходиева .

Собраны в ЦСМ и сочинения композиторов, работающих в самом ансамбле, Артема Кима и Джахонгира Шукурова. Представлены в нашей коллекции также и аудиозаписи произведений композиторов более старшего поколения: Феликса Янов-Яновского, Нуриддина Гиясова...

Кроме того, вы можете взять в нашей библиотеке, например, книгу с аудиодисками "Звуковой мир каракалпаков", изданную в рамках проекта "Диалог культур Центральной Азии" в 2008 г. Программой по культуре и искусству Швейцарского бюро по сотрудничеству и развитию в Узбекистане. Желающие поработать с нотами или послушать аудиозаписи уйгурской музыки могут воспользоваться книгой "Уйгур касбий мусика анъаналари", изданной в 2003 году той же организацией.

  • Вопрос: Можете ли вы на конкретном примере объяснить, что такое анализ музыкального произведения?

Отвечает Артем Ким, один из педагогов мастер-класса Omnibus Laboratorium: Анализ сочинения - фундаментальный предмет в процессе воспитания композитора. Ошибочно, например, считать серьезным анализом примитивный структурный анализ: вот форма А, вот форма В, а вот форма С. Грубо говоря, если перевести это на язык архитектуры, - вот блоки А, В и С, из которых состоит здание. Еще одна форма анализа- эстетическая, и даже этическая. Подсчитывается, сколько в сочинении использовано традиционного или фольклорного материала, и на основании такого подсчета делается вывод, хорошо это или плохо. Происходит перенос анализа в "околомузыкальную" плоскость, в лучшем случае, в культурологическую сферу. Обе названные формы анализа развращают молодого композитора, не дисциплинируя и не мотивируя его к развитию. Такой анализ можно назвать описательным.

На мой взгляд, необходим анализ структурный. Если продолжать метафору с архитектурой, анализ должен заключаться в рассмотрении всех проектных чертежей. Надо не просто смотреть, из каких блоков состоит здание. А надо понять: каковы крепления и его каркасная основа, каков химический состав материала, из которого сделан каркас, почему этот каркас сделан так, а не иначе, каков химический состав бетона, какие стены несущие, как проложены коммуникации и насколько оптимально структурировано пространство внутри здания и т.д. Всем этим анализом заниматься архисложно.

Если же говорить языком музыки, то должен быть анализ звуковысотной, ритмической, тембральной, динамической организации сочинения.

Когда мы анализируем, к примеру, сочинение Джахонгира Шукурова " Марсия"( Плач), то разбираем, сколько здесь тактов, почему кульминация находится в этом такте. Мы пытаемся выяснить, за счет каких инструментальных факторов получается именно такая кульминация. Почему паузы между фразами солистки в этом сокращаются, а не увеличиваются. Смотрим, сколько слогов в тексте для голоса, почему так распределяется музыкальный материал между слогами. Мы также обращаем внимание на различные композиторские техники: технику ритмической, звуковысотной организации произведения. И вслед за таким подробным анализом мы стараемся исполнить это сочинение на концерте, чтобы студенты могли слушать его в живом исполнении

И молодой композитор только тогда начинает прогрессировать, когда он понимает эту структурность в чужом сочинении, когда он в состоянии проанализировать, как же это сделано. Потом, применяя эту внутреннюю дисциплинированность (когда не просто строятся четыре стены, а организованно и красиво строятся) молодые композиторы учатся быть мастером и художником. Только анализируя сочинения других мастеров. Именно этот принцип закладывают приезжие педагоги в студентов Omnibus-Laboratorium'a. Предполагается, что молодой композитор на протяжении всего года продолжает эту работу. Все необходимые для этого условия мы ему предоставляем.

  • Вопрос: Как отдыхают музыканты Ансамбля Омнибус?

Нас часто спрашивают, как музыканты ансамбля отдыхают. По-разному. На фотографии, например, видно, как отдыхает лидер ансамбля, Артём Ким. Это его соло на трубе, у него хобби - скалолазание. А Сухроб Назимов увлекается видеоартом. Его фильмы с успехом демонстрировались на фестивалях видеоарта в Ташкентском Музее кино. Вот как о своем увлечении рассказывает сам Сухроб:

"Мне кажется, что видеоарт - это, в первую очередь, грамотное соединение видео с музыкой. Во-всяком случае, при просмотре огромного количества разных фильмов я всегда сперва обращаю внимание на это. Ну и, конечно, музыкальное образование и немалый опыт "видения" помогают отмечать малейшее несовпадение музыки с визуальным рядом. А уж тем более, когда сам монтируешь фильм, то тщательно сводишь музыку и видеоряд, как звукорежиссер, доходя до тончайших подробностей.

Начиная работать в видеоарте, я очень трепетно относился к наставлениям более искушенных в этом деле людей. Как-то в рамках проекта "Медиалаборатория" мы с одним видеохудожником монтировали мой фильм "Качели". И я был озадачен его уверенностью в том, что музыка вовсе не играет серьезной роли в видеоарте. Но в конце проекта, при показе нашего фильма один из известных зарубежных видеоартистов, тоже профессиональный музыкант, сразу отметил как важный минус этой работы именно несовпадение кадра с ритмом. В конце концов я-таки этот фильм перемонтировал и теперь он называется "Спокойной ночи, весна"

Когда пересматриваешь работы известных мастеров кино, иногда возникает подозрение, что смотришь какую-то искаженную версию картины, потому что обнаруживаешь несвойственные для такого уровня работ музыкальные "дыры". Я уверен, эти кинорежиссеры всегда уделяли большое внимание сочетанию музыки и видеоряда. Видны такого рода нестыковки и при просмотре фильма Эйзенштейна "Александр Невский", хотя известно, что они плодотворно работали с Прокофьевым, видны и при демонстрации "Сталкера" Тарковского. Вероятно, мне попались не лучшие версии их картин, и какие-то куски из них были вырезаны - а по музыке это всегда чувствуется.

Для меня при создании видеофильма важней передача состояния, чем концептуальность визуального ряда. Так было и в работе "Спокойной ночи, весна" и во вроде бы сюжетном "Ударе солнца". В них больше "стояния", когда человек достиг какого-то уровня, даже погруженности, чем развития. Кстати, фильм "Погружение" на музыку Питера Адрианца - как раз об этом.

Вообще, как музыканту мне, например, легче снять фильм на имеющуюся музыку, чем сначала снять видеоряд и под него писать музыку. И очень сложно работать с композитором, желающим написать музыку к готовому видеоряду. Обычно предлагаю ему сначала написать музыку. Если же сначала снят материал, то потом ищешь совпадения звука и видеоряда в целом. Только если они совпадают, начинаешь работать над деталями.

К сожалению, сейчас на видеоарт у меня времени не хватает. Хотя острое желание снимать нет-нет и возникает. Все-таки это, пожалуй, главное хобби для меня"

 
Copyright by Omnibus Ensemble
Povered by OLLI
Design by "Design Drugs"